16:38 

Каникулы в Рабанастре


Фэндом: Final Fantasy XII
Пэйринг: Баш/Бальфир, Вэйн/Ноа
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: AU
Объем: 13 995 слов
Дата: 29.10.2008
Примечания: на фест "Алиса в Зазеркалье" в сообществе Серафин по промпту: Баш (пират) и Ффамран Бананса (Судья Магистр).

Если с другом вышел в путь –
Веселей дорога!
Без друзей меня – чуть-чуть,
А с друзьями – много!

Что мне снег, что мне зной,
Что мне дождик проливной,
Когда мои друзья со мной?
(с) к/ф "Приключения Электроников"

- Но учтите, Судья-Магистр Бунанса, - гневно бросила Дрейс, уже выходя из кабинета, - в следующий раз у вас эти фокусы не пройдут.
Ффамран Бунанса демонстративно ковырял мизинцем в ухе, созерцая бегущие по небу облака. Это было главным достоинством его рабочего места – возможность увидеть небо с любой точки обзора. Все остальное, по мнению Ффамрана, смело можно было записать в минус – например, гору бумаг на столе, или назойливых подчиненных, или коллег, имеющих привычку произносить душеспасительные речи. Ах да, и дурацкую униформу. Ффамран показал рогатому шлему, погребенному под квартальными отчетами, "козу", и бодрым шагом вылетел из кабинета, на ходу ослепив улыбкой похожую на снулого карася секретаршу. По дороге в ангар кто-то из Судей пытался сунуть ему очередную кипу макулатуры, но Судья-Магистр Бунанса самым решительным образом пресек все попытки нагрузить его работой, лихо запрыгнул на свой любимый ховер, и взмыл в пронзительно-голубое небо Аркадиса, послав в сторону разочарованных сотрудников Девятого Бюро воздушный поцелуй.
Знакомое окно в западном крыле императорского дворца оказалось закрыто, но когда это его заботили подобные условности. Ффамран заставил недовольно взрыкивающий ховер повиснуть в воздухе, свесился с седла и постучал в стекло. Ставни распахнулись, и в окне показалась усталая физиономия единственного друга Судьи-Магистра Бунансы.
- Что опять такое? – с царственным недовольством вопросил Вэйн Солидор, потирая лоб.
- Я мог бы конечно спеть серенаду… - Ффамран ловко запрыгнул в комнату, едва не сбив с ног в последний момент отстранившегося Вэйна. – Но предпочел более прозаичную версию. Итак, я прилетел, чтобы спасти тебя от неминуемой гибели.
- Какой еще гибели? – старший принц Дома Солидор и правда выглядел неважно, отметил Ффамран. Под глазами круги, белки красные, как у кролика, и, судя по всему, ел Вэйн в последний раз примерно тогда же, когда и спал. Или брился.
- Ну все. Хватит. Государственные дела подождут, - Судья-Магистр прошествовал к шкафу, начал рыться в одежде. – Мне надоело смотреть, как ты себя в гроб вгоняешь. Грамис, то есть Его Императорское Величество, подождет проекта договора, не развалится. Ты в зеркало вообще последние несколько дней смотрелся? Вот и я думаю, что нет.
Ффамран швырнул приятелю чистый костюм.
- Марш в ванную, приведи себя в порядок, и мы идем ужинать, - заявил он не терпящим возражений голосом. – Иначе я намекну Ларсе, что тебе как никогда требуется его поддержка.
- Это, между прочим, шантаж, - буркнул Вэйн, но все же подчинился.
***
Они сидели в одном из лучших аркадийских ресторанов, потягивали розовое игристое вино, и слушали, как певица в синих струящихся шелках томным голосом поет что-то про любовь. К Вэйну вместе с привычным безукоризненным обликом вернулась и его природная язвительность, кисло подумал Ффамран, уже подрастерявший свой энтузиазм по поводу спасения друга. В конце концов, какая ему разница, чем занимается наследник императорского престола в свободное от работы время? Даже если это – все та же работа. Он даже говорит теперь только об этом!
- …и тогда сенатор Грегорот сообщил высокому собранию, что не может одобрить данное решение, - закончил тем временем Вэйн свой рассказ и нахмурился. – Ты меня вообще слушаешь?
- Конечно, слушаю! – Ффамран отработанным жестом склонил голову набок и невинно захлопал ресницами. – Сенатор Грегорот был против, так?
- И против чего же? – вкрадчиво спросил принц.
Судья-Магистр Бунанса недовольно потряс головой.
- Вэйн, мне хватает всего этого в Департаменте, - он скорчил смешную гримаску и стал перечислять, загибая пальцы, - договоры, доносы, дрязги Судей, интриги Сената, заскоки императора… Ну ладно, будем считать что последний пункт я не озвучивал. В общем, мне определенно надо отвлечься от серой будничной рутины. И тебе тоже не помешает.
- И как же ты предлагаешь "отвлечься"? – подозрительно осведомился Вэйн, но в глазах у него прыгали чертенята, и Ффамран мысленно поздравил себя с успехом.
- Слетаем в Далмаску, - он заговорщически подмигнул озадаченному принцу. – Инкогнито. И там развлечемся на полную катушку.
Вэйн поднял свой бокал, рассматривая вино на свет, и провозгласил:
- В таком случае – предлагаю тост. За развлечения на полную катушку.
***
План Ффамрана был прост и надежен. Аркадийская дипломатическая миссия, посланная ко двору королевы Ашелии, должна была пробыть в Рабанастре всего два дня – плюс день на дорогу туда-обратно. За это время их отсутствие вполне можно объяснить вполне объективными причинами – сам Судья-Магистр собирался сказаться больным, а Вэйн итак носа не высовывал из своих покоев, пока работал над договором, так что ему достаточно сказать Бергану, чтобы его не беспокоили, и в комнаты сына не сможет попасть даже сам император.
Бунанса-младший с энтузиазмом занялся подготовкой – за оставшиеся до отправления сутки он раздобыл им не только комплекты одежды, подходящей к их легендам, но даже сфабриковал поддельные паспорта и вписал вымышленные фамилии в дипломатический реестр. Вэйну оставалось только удивляться тому, с какой легкостью один из его Судей-Магистров проворачивает подобную аферу.
Итак, уже через день два аркадийских дворянина средней руки поднялись на борт "Сирены", одного из самых быстрых кораблей имперского флота, принадлежащего дипломатической службе Пятого Бюро. В каюте Ффамран прижался носом к стеклу и долго смотрел на исчезающие за облаками шпили Аркадиса, а когда они растворились в серой дымке, плюхнулся с разбегу на кровать и мечтательно выдохнул:
- Приключение! Как же мне их не хватало!
Вэйн улыбнулся, глядя на наслаждающегося жизнью приятеля. И подумал что ему, пожалуй, тоже этого не хватало. Когда они были помладше, Вэйн и Ффамран запросто могли на целый день сбежать в лес – кататься на чокобо, запускать модели воздушных кораблей, играть в прятки, или искать клады в жутковатых пещерах. Увы, с тех пор прошло немало лет; младший сын доктора Бунансы блестяще сдал экзамены на магистерское звание и теперь заведует имперской службой безопасности, а на плечи солидорского принца легло тяжкое бремя государственных дел, которыми уже не мог заниматься его немощный отец. Тем удивительнее было то, что они вот так внезапно смогли выбраться за пределы не только столицы, но и самой Империи. Вэйн наблюдал, как Ффамран прыгает на мягком матрасе, и думал о том, что он никому не позволит испортить их отдых.
***
Рабанастр оказался шумным, красочным, многолюдным, полным экзотических звуков и запахов городом. Здесь по улицам свободно бродили виеры, мугглы и бангаа, и никого из людей подобное соседство не смущало, – привыкшим к имперской ксенофобии Ффамрану и Вэйну это казалось немыслимым. Зато и затеряться в толпе, отбившись от стайки дипломатов, оказалось проще простого – им совсем не хотелось торчать на приеме у королевы Аш. Ффамран на радостях стащил с какого-то лотка пару подозрительно выглядящих фруктов, вручил один из них Вэйну, а сам с удовольствием вгрызся в сочную фиолетовую мякоть. Они шли по улицам и с интересом оглядывались вокруг, зачастую изумленно поднимая брови.
В этом городе, казалось, на каждом углу чем-нибудь торгуют. Солидные магазины с красивыми витринами; маленькие лавчонки; просто лотки под цветастыми тентами – даже некоторые прохожие могли внезапно предложить какой-нибудь товар. Ффамрана это изрядно забавляло, и Вэйн уже был вынужден чуть ли не за шкирку оттаскивать его от пары особенно неприглядно выглядевших прилавков.
Кроме непрерывной торговли в Рабанастре неприятно поражала постоянная суета и давка. Узкие кривые улочки, забитые торговцами всех мастей, в которых с трудом могли разойтись два человека, какие-то очереди, змеящиеся из открытых дверей сомнительных заведений, нищие и попрошайки, хватающие проходящих мимо за одежду – все это вызывало раздражение.
Нагулявшись вдоволь, Ффамран и Вэйн решили сделать остановку на центральной площади. Судья-Магистр Бунанса сидел на бортике фонтана, беспечно болтая ногами, старший сын Дома Солидор прикрыл глаза, облокотившись о тот же бортик, и подставил лицо яркому солнцу Далмаски.
- Ты заметил? – негромко и очень серьезно спросил Ффамран. Вэйн нехотя приоткрыл один глаз. Его приятель все так же болтал ногами и широко улыбался, но взгляд сузившихся карих глаз был холоден.
- Ты о тех типах, которые за нами следят? – лениво осведомился он, поворачиваясь и опуская ладонь в фонтан.
- О них самых, - Ффамран легко спрыгнул со своего насеста и громко и жизнерадостно заявил:
- Я тут одну забегаловку видел, "Дюнное море" называется, надо бы ознакомиться с сей достопримечательностью!
Вэйн согласно кивнул и последовал за ним.
Отдых начал становиться интересным.
***
Таверна "Дюнное море" по праву считалась одной из лучших в Рабанастре. Это означало, что ее хозяин знал около десятка куртуазных слов и выражений (наподобие "Здравствуйте", "Приятного аппетита" и "Рыгайте, пожалуйста, чуть потише"), пиво в ней не разбавляли мочой, девочки нетяжелого поведения, ошивавшиеся у стойки, имели понятие о контрацепции, а вышибала не нокаутировал буянов, а вежливо провожал до дверей, поддерживая под локоток. В общем, практически, это был главный центр культурной жизни города, и неудивительно, что на Вэйна Солидора он произвел несколько удручающее впечатление.
Впрочем, для их целей "Дюнное море" подходило наилучшим образом – они выбрали себе столик на галерее, с которого открывался отличный обзор на весь зал, и подобраться к ним незамеченным не смог бы даже самый лучший опер из Девятого Бюро, о чем Ффамран и сообщил Вэйну, недоуменно изучавшему меню.
- Отлично, - только и ответил принц, внимание которого привлекла угнездившаяся у стойки фигура в темном плаще. Он готов был побиться об заклад, что именно этот человек следовал за ними во время дневной прогулки. С его места не было видно лица – только по-военному коротко подстриженные светлые волосы и тяжелый меч на перевязи.
- …а еще, пожалуйста, принесите на десерт "Королевскую радость" и коктейль "Веселый кактоид", - диктовал тем временем Ффамран подоспевшему официанту, - а ты что закажешь?
- Скажи то же самое, что и себе, - отмахнулся Вэйн, глядя, как через толпу внизу протискивается тощий мальчишка-подросток. Он безошибочно подошел к сидящему за стойкой мужчине, перекинулся с ним парой слов и поспешил обратно к выходу. Принц нахмурился. Что-то не похоже это было на обычных грабителей. Но ведь об их отлучке никому в Аркадисе не было известно! Тогда почему с самого прилета их двоих так нагло и в открытую "пасут"?
- Ваш заказ, господа, - официант поставил перед ними тарелки и удалился. Вэйн потыкал вилкой в неаппетитные молочно-белые стебли.
- Это что? – с подозрением спросил он, глядя, как Ффамран за обе щеки уплетает сомнительное угощение.
- Мириамский лук-мистолов, - любимое чадо доктора Бунансы поучительно воздело палец, - настоящий, свежий. Если начать их резать, они будут пищать и шевелиться.
- Нет уж, спасибо, - Вэйн закатил глаза. Пристрастие Ффамрана ко всяким экзотическим блюдам уже несколько раз стоило ему больного желудка. – Что-то у меня пропал аппетит.
- Зря, - с набитым ртом высказался его спутник. – Ты еще горячего блюда не видел.
- Надеюсь, что и не увижу, - самое время пожалеть о своей опрометчивости и о том, что он доверил заказ приятелю. – Как насчет предложения познакомиться с нашими новыми друзьями поближе?
- Вот это другое дело, - Ффамран изящным жестом промокнул губы салфеткой, поправил манжеты рубашки. Насколько знал Вэйн, кроме пистолета с инкрустированной перламутром рукоятью, висевшего на поясе, Судья-Магистр Бунанса носил на себе еще небольшой арсенал всяческого метательного барахла, которое легко можно было спрятать в складках одежды. У самого Солидора не было ничего, кроме шпаги, и он вполне обоснованно считал, что другое оружие ему без надобности. Таким образом, вдвоем они могли справиться со всем, что был способен предложить им Рабанастр, будь то уличные бандиты или солдаты королевы. Но если в деле замешана Розаррия…
Именно это им и предстояло выяснить. Вэйн небрежно кинул на их столик несколько монет и аркадийцы неспешно направились к выходу из таверны.
***
- Вечно ты так, я даже коктейль попробовать не успел, - бубнил Ффамран, исподтишка оглядываясь и прикидывая, какое место лучше выбрать для "знакомства". Увы, все симпатичные переулочки в Рабанастре были уже заняты – и откуда только здесь берется такое количество народу? – раздраженно думал Судья-Магистр, уже около получаса целеустремленно таскавший Вэйна и их "хвост" по всему городу. Теперь, когда они вычислили своего сопровождающего все, что им требовалось – относительно безлюдное место и немного времени. Однако именно этих двух вещей критически не хватало: над городом плыли звуки вечернего колокола, напоминая о таких прозаических вещах, как отдых и ночлег. Вэйн Солидор, конечно, может выслеживать кого угодно до глубокой ночи, но скоро ему придется заниматься этим в гордом одиночестве, - примерно так обозначил свою позицию Ффамран, когда они снова – который раз за день – вырулили к злосчастному фонтану.
Судья-Магистр Бунанса перегнулся через край, чтобы плеснуть воды на покрасневшее лицо – пустынное солнце жестоко, и он уже успел слегка обгореть. И поскольку он совершил это неожиданное движение, дротик, предназначавшийся ему, только взъерошил Ффамрану волосы на макушке и бессильно канул в фонтан. Вэйн уже присел с другой стороны бортика с обнаженным клинком в руке, и Ффамран спешно перебрался к нему, по дороге чуть было не став жертвой еще нескольких дротиков.
- Однако, это хамство, - процедил Судья-Магистр, неторопливо доставая пистолет. – Среди бела дня, на главной площади… - он подцепил пальцем плавающий рядом с ним дротик. – И наверняка острие смазано сонным зельем. Какой моветон!
- Значит, пора научить их хорошим манерам? – с ленцой в голосе предположил Вэйн, на мгновение поднимая голову, чтобы оценить диспозицию.
Ффамран последовал его примеру и оценил остроумие противника. Нападавшие, видимо, сообразили, что неожиданная атака не удалась (как любил говорить в таких случаях Бунанса-папа, "врасплох оказался плох"), и теперь медленно окружали фонтан. Но что самое смешное – все, как один, были одеты в форму личной гвардии королевы Ашелии. А значит, могли творить, что им вздумается, на городских улицах, и никто не посмеет им мешать.
- Знаешь, о чем я думаю? – Ффамран выстрелил наугад, перезарядил пистолет.
- О чем же? – Вэйн спокоен, будто на императорском балу, его идеальный внешний вид не портит даже тот факт, что он сидит на корточках в фонтане.
- Чтобы они не оказались на самом деле гвардейцами, - еще один выстрел, вскрик, невнятные ругательства… Нападавшие медлят – никому не хочется подставляться под пули. – Иначе нам придется завоевывать еще и эту дурацкую страну, а на меня свалится гора бумаг.
Кто-то – там, на площади – отдает приказ, и люди в форме королевской гвардии начали стягивать кольцо вокруг ненадежного убежища двоих аркадийцев. Ффамран хмыкнул.
- У них… Пригнись!.. – выстрел, – …нет стрелков.
Вэйн только кивнул, дожидаясь, пока нападавшие подойдут поближе – так, чтобы он в отполированном до блеска лезвии своей шпаги видел лицо идущего впереди, - и ринулся в бой. Клинок запел, встретившись со сталью, и Вэйн подумал на мгновение, что он неоправданно долго держал свою шпагу в ножнах. А потом осталась только привычная тяжесть в руке, звуки выстрелов, и простая задачка, которую нужно решить за минимальное количество ходов – добежать до переулка.
Вэйн Солидор расчищает себе путь; ему нет необходимости оборачиваться, чтобы знать, что Ффамран Бунанса следует за ним. Сколько бы лет ни прошло, привычку сражаться бок о бок не так-то просто бросить.
***
На сей раз тихую улочку им удалось найти сразу - видимо, беспечные жители Рабанастра при звуке выстрелов сообразили-таки попрятаться по своим норкам. Ффамран прислонился к стене, преувеличенно облегченно вздохнул и смахнул несуществующий пот со лба.
- Кажется, оторвались, - сказал он и хихикнул.
- И что смешного? - Вэйн аккуратно обтер лезвие шпаги носовым платком, вогнал клинок в ножны.
- Ну, мы вроде как хотели захватить свой "хвост" в плен и побеседовать с ним без шума, а вместо этого на главной площади Рабанастра валяется сейчас с полдюжины раненых и, возможно, убитых людей в форме королевской гвардии, - фыркнул Судья-Магистр, - в общем, неплохо погуляли. А главное - без шума.
Вэйн рассеянно пожал плечами. Его мало интересовали последствия их авантюры, гораздо важнее было выяснить, кто стоит за столь хорошо организованным нападением. Когда он поделился этой мыслью с Ффамраном, тот только поморщился.
- Мы не сможем этого сделать, если они будут гоняться за нами хорошо вооруженной толпой, - ответил он, проверяя ударный механизм своего пистолета.
- Значит, нам нужен другой план, - рука Вэйна будто невзначай легла на рукоять шпаги.
- И, кажется, он уже есть, - промурлыкал Судья-Магистр Бунанса, отводя пальцы друга от оружия.
- Что?.. - начал принц, но его мысль прервало характерное шипение и бледно-сиреневая дымка, скользящая по переулку.
- Сонный газ, - воскликнул Ффамран с фальшивым удивлением. - Покажитесь, трусы!
Он пару раз выпалил по показавшимся ему подозрительными теням, но отрава была превосходного качества, и скоро бесчувственное тело Судьи-Магистра опустилось на брусчатку рядом с уже распростершимся там принцем.
***
- ...и должен отметить высокое качество состава. Мой отец ученый, поверьте, я в этом разбираюсь. Не знаю, чем вы воспользовались в качестве закрепителя, но по специфическому привкусу могу предположить…
Если бы ему позволила гордость, Вэйн бы застонал. Приходить в себя под болтовню Ффамрана показалось ему одним из самых тяжких испытаний из всех, что выпадали когда-либо на его долю.
Судья-Магистр не переставал балаболить, а принц постепенно осознавал, что он сидит в очень неудобной позе, привязанный к спинке стула, и, судя по теплу чьего-то тела и ввинчивающемуся в уши голосу, Ффамран точно так же привязан к стулу за его спиной.
- …если бы вы в следующий раз воспользовались не самим веществом, а его окислом – это снизит вероятность побочных эффектов, и увеличит срок действия препарата…
Вэйн рискнул приоткрыть глаза – его очень интересовало, перед кем так распинается его друг.
Комната слегка покружилась и встала на место – обычный, ничем не примечательный интерьер. В поле зрения Вэйна попадал давно остывший камин, плотно зашторенное окно и часть кровати – а также чьи-то заляпанные грязью кавалерийские сапоги. Для того, чтобы увидеть обладателя обуви, пришлось бы пошевелить головой – выдать себя; пока что Вэйн предпочел остаться "без сознания" и оценить обстановку.
- …что, собственно, и является доказательством моей теории! – многозначительно закончил Ффамран, и Вэйн почувствовал, как пальцы друга касаются его руки. Принц незаметно сжал ладонь Судьи-Магистра, подтверждая, что он пришел в себя, и Ффамран тихо вздохнул.
- Ваши знания поразительны, - вежливо отозвался мужской голос, - но прочитанная вами лекция ничуть не приблизила нас к цели разговора.
И другой голос, очень похожий на предыдущий, добавил:
- Не хотите отвечать на вопрос, так и скажите. У нас, представьте себе, не так уж и много времени.
На сей раз говорил явно владелец грязных сапог. Вэйн, уже прощупавший веревки на предмет прочности и определивший, что так просто им не выбраться, решил, что для начала информации ему хватит, и потому вскинул голову и своим "официальным", исполненным царственного достоинства голосом, спросил:
- И что же вы хотите знать? Возможно, я смогу вам ответить.
Он спокойно встретил кислый взгляд одного из похитителей. И подумал, что опять ошибся в расчетах – тот оказался блондином, но слишком лохматым для того, чтобы быть их "хвостом".
- Мне кажется, смысла спрашивать уже нет, - криво усмехнулся лохматый, и Вэйн автоматически отметил, что его можно было даже назвать симпатичным, если бы не уродливый шрам, рассекавший левую бровь и чудом не задевавший глаз. – Я же говорил, тут одного взгляда достаточно. Аркадийцы, чтоб их.
Ффамран еле слышно хихикнул и шелковым голосом спросил:
- А что, у местных бандитов на уроженцев Аркадии отдельные расценки?
- А что, у уроженцев Аркадии есть повод думать, что ими могут заинтересоваться вульгарные бандиты? – не остался в долгу лохматый.
- А что, по вашему виду скажешь, что вы не вульгарные?
- А…
- Хватит, - устало попросил второй из похитителей, которого было никак не рассмотреть – он, видимо, держался около двери. – И вы, пожалуйста, прекратите, Судья-Магистр.
То, что Ффамран оскалился в нехорошей улыбке, Вэйн понял, даже не видя его лица – достаточно было легкого движения, напряжения мышц, перемены позы. Из развязного молодого вельможи его друг мгновенно превратился в очень опасное существо.
- Мне кажется, у вас перед нами есть некоторое преимущество, - протянул он, - что-то я не припомню, чтобы мне выпадала возможность представиться.
Вэйн воспользовался паузой, возникшей после этих слов, чтобы внимательнее осмотреть комнату. Никаких лазеек или способов побега при данных обстоятельствах обнаружить не удалось, зато он заметил форму королевской гвардии, небрежно брошенную на постель, и то, что под шторами нет тени – следовательно, на улице еще ночь.
Наконец заговорил тот, второй, стоявший у двери.
- К сожалению, вы не в том положении, Судья-Магистр, чтобы требовать соблюдения правил этикета. Советую вам пересмотреть свое поведение, пока вы находитесь здесь.
Хлопнула дверь, и тот же голос добавил:
- Пойдем же, Баш.
Лохматый тип тряхнул головой и покинул комнату вслед за своим коллегой, оставив пленников в одиночестве. Вэйн почувствовал, как обмяк на стуле Ффамран, и на всякий случай спросил:
- Ты как?
- Ужасно! – голос Судьи-Магистра Бунансы звучал так, будто он вот-вот расплачется. – Ты представить себе не можешь, как трудно было убалтывать этих двух чурбанов, и главное, ни один из них так и не сказал, на кой черт мы им понадобились! И все это – когда у меня в башмаках плещется Ридоранский водопад! Я простужусь! Умру! И в этом конечно же будешь виноват ты со своей дурацкой политикой!
Вэйн с трудом удержался от улыбки, хотя приятель все равно не смог бы ее увидеть. После вынужденного купания в фонтане у него в сапогах тоже хлюпало; ничего смертельного – но Ффамран говорил так убедительно, словно ему уже нужно было заказывать торжественное отпевание.
- Вот, - задумчиво продолжил ныть Судья-Магистр, - сейчас чихну. Учти.
- Учту, - принц попытался пожать связанными плечами; получилось плохо, - только скажи, ради кого ты ломаешь комедию? Наши гостеприимные хозяева нас временно покинули, и к тому же даже с твоими талантами вряд ли ты убедишь их, что мы провинциальные аркадийские дворяне. Похоже, они в курсе, что за рыбка попалась в их сети.
- А подслушивающие устройства? – отозвался Ффамран.
- Вероятность установки во временном убежище не более четырнадцати процентов, - отрезал Вэйн.
- Надо было сразу сказать! – Судья-Магистр дернул рукой, и опутывавшие их веревки упали на пол.
- Все же, на профессионалов они не тянут, - он продемонстрировал Вэйну добытый из рукава стилет, плюхнулся на кровать, стащил чулки и принялся их выжимать. – И насчет воды в башмаках – это была не шутка, - пояснил он, - попробуй спокойно рассуждать, когда у тебя мокрые ноги и подбирается простуда!
Принцу, считавшему, что спокойно рассуждать может помешать только полное прекращение мозговой активности сиречь смерть, оставалось лишь схватиться за голову.
- И как мы теперь выясним, кто их послал? – для наглядности он поддел носком сапога обрезки веревок.
- Легко, - чтобы сбить Ффамрана с толку, требовался как минимум линкор класса "Альфа": Судья-Магистр Бунанса славился своим упрямством не меньше, чем легкомысленностью. – Надо только убедить их, что необходимо нам все рассказать.
- Железная логика. И как же это сделать?
- Придумывать планы – твоя забота, - отмахнулся Ффамран. – Я только подаю идеи.
- Вот оно, Девятое Бюро во всей красе, - съязвил Вэйн, - защита и опора Дома Солидор.
- Не ерничай, - обиделся возглавляющий упомянутое Бюро Судья-Магистр, - без меня бы ты до сих пор писал поправки к договору. А тут – такое приключение!
- Ага, только вообще-то мы все еще в плену!
- Это легко исправить.
Ффамран отдернул шторы, повозился с задвижкой и распахнул окно в душную летнюю ночь.
- Ну вот. Третий этаж и прямо под нами – крыша пристройки, - резюмировал он, - иногда полезно бывать в городах, где архитекторам не знакомо слово "небоскреб".
- Нам нужно узнать… - начал Вэйн, но Ффамран его перебил:
- Кто их послал. Знаю, знаю. Только как ты изволил напомнить, моя первая обязанность – оберегать представителей императорской фамилии. Выяснить, кто они, мы успеем и завтра, а пока придется уйти по-аркадийски, не попрощавшись.
Щелчок взводимого курка будто поставил точку в его речи.
- И куда же вы направляетесь, господа? – либо давешний лохматый блондин скоропостижно подстригся и сделал косметическую операцию, либо они наконец нашли свой "хвост". Мужчина в дверях небрежно указал дулом пистолета прочь от окна. Ффамран покорно отошел в сторону, едва слышно шепнул: "Беги. Я останусь". Вэйн упрямо дернул плечом, медленно поднимая руки ладонями вперед – мало ли, что на уме у этого типа. Одно он знал точно – бежать – значит проиграть. Какая партия бы не велась сейчас в Рабанастре, их похитители – не более чем пешки, а Вэйну Солидору нужно было добраться до главных фигур.
Судья-Магистр Бунанса уныло вздохнул и поднял руки вслед за ним.
***
На этот раз похитители поступили умнее – они развели пленников по разным комнатам. Ффамран мельком подумал, что это ничего не меняет – по отдельности они с Вэйном так же опасны, как и вместе, и вообще, будь их целью выбраться из этой развалюхи – давно бы сбежали, просто Солидор решил продемонстрировать фамильное упрямство, вот и приходится изображать из себя овечку на весеннем лугу, чтобы подманить скрывающегося в кустах волка. Судья-Магистр Бунанса отвлекся от составления списка претензий, кои он непременно озвучит при удобном случае, оставшись с Вэйном наедине, и бросил косой взгляд на волка… то есть на человека по имени Баш, сидевшего у окна с заряженным арбалетом на коленях. "Ну что же, посмотрим, кто быстрее разговорит своего собеседника", - Ффамран мысленно потер руки, предчувствуя увлекательное соревнование, и на пробу жалобно кашлянул.
Баш едва не подскочил, выдавая собственную нервозность, и подозрительно посмотрел на пленника.
Ффамран шмыгнул носом.
Баш отвернулся к окну.
Ффамран тоненько и протяжно чихнул.
Баш покосился на него.
Ффамран извиняющее поднял брови – мол, не виноват я, все проклятая простуда – и слегка пошатнулся вместе со стулом.
Баш отложил арбалет и настороженно спросил:
- Вам нехорошо?
Ответом ему был гордо вздернутый подбородок и новый чих. Ффамран с затаенной усмешкой наблюдал, как Баш с опаской подходит ближе – тот держался так напряженно, будто боялся разбудить очень голодного хищника.
Судья-Магистр Бунанса тяжело и хрипло вздохнул, когда холодная ладонь коснулась его лба. "Жара нет", - растерянно пробормотал незадачливый похититель и со вздохом принялся распутывать веревки, привязывающие его к стулу.
- Совсем развязать не смогу, - предупредил Баш. – Но, по крайней мере, если вы приляжете – возможно, станет легче.
Ффамран натянуто кивнул, прикидывая, в какой момент будет выгоднее сомлеть в объятьях своего тюремщика.
***
Вэйн едва смог подавить смешок, когда тот из близнецов, что щеголял шрамом на полфизиономии, заявил, что сам будет сторожить "этого типа" и увлек Ффамрана в другую комнату, оставив своего молчаливого брата наедине с принцем. Даже при благоприятных обстоятельствах у этого Баша против грозы всего Департамента Судейства не было ни единого шанса. Впрочем, не только Ффамран видел в сложившейся ситуации положительные стороны.
На то, чтобы сложить два и два, у Вэйна ушло не больше минуты – слишком по-разному действовали эти двое и "гвардейцы" у фонтана, к тому же, будь у них больше людей, вряд ли братья стали бы сторожить капризную и норовящую сбежать добычу сами.
- Позвольте поинтересоваться, - нарушил принц тишину, - наши портреты случайно не вывешены на доске объявлений для охотников за редкими монстрами? С чего вдруг такой ажиотаж среди криминальных элементов вокруг двух скромных гостей столицы?
Ответа он не дождался, но Вэйна мало что могло обескуражить, поэтому он продолжал говорить, растягивая слова:
- Я насчитал как минимум две… нет, три заинтересованные стороны, а их вполне может быть больше. Что, награда за наши головы действительно так сказочно высока, чтобы со всей округи слетелись стервятники?
Наверное, он все же задел чувства похитителя – принц и моргнуть не успел, как тот оказался рядом, поднял руку – не то собирался коснуться лица, не то – начать душить непокорного пленника, - и прошипел:
- Гораздо выше, чем ты думаешь.
Вэйн спокойно встретил яростный взгляд – ему приходилось видать вещи и пострашнее – и прокомментировал:
- Тогда, возможно, вас бы могла заинтересовать, ну, скажем… втрое большая сумма?
- Вы кидаетесь деньгами, будто император, - его собеседник отстранился, но Вэйн мысленно себя поздравил – втянуть этого молчуна в диалог оказалось легче легкого.
- И тем не менее, я отвечаю за свои слова, - ответил он, пожимая плечами, - назовите цену, назначенную вам заказчиком, и я с легкостью перебью ее.
А заодно прикину, кем может быть этот заказчик, и знает ли он, какая рыбка заплыла к нему в сети… Знает, не может не знать. А значит, у кого-то в Аркадисе слишком длинный язык.
- Есть вещи, которые не купишь ни за какие деньги, - отрезал похититель.
- Все продается и покупается, - невозмутимо возразил Вэйн, позабавленный горячностью, с которой ему возразили.
- И вы сам?
- Да, и вы как раз этим и собираетесь заняться, не так ли? Продать меня. За соответствующую цену.
Он с удовольствием смотрел, как розовеют щеки его собеседника. Словесная баталия становилась все более увлекательной.
Принц небрежно устроился на жестком стуле, насколько ему позволили связанные руки, и снисходительно добавил:
- Хотя, возможно, вы действуете вовсе даже из идейных соображений, эээ… как вас, простите?
- Ноа Ронсенберг, - ответ был явно рефлекторным – и искренним, судя по обалделой физиономии отвечавшего.
- И вам лучше других должно быть известно о причинах, по которым вы оказались здесь, - попытался реабилитироваться несчастный, но маска злобного и равнодушного похитителя аркадийских принцев трещала по швам.
Вэйн сладко улыбнулся и решил добить собеседника.
- Возможно, но известны ли они вам, - он помедлил, пробуя имя на вкус, пока не решил, что ему определенно нравится, как оно звучит, - Ноа?
***
Ффамран жадно пил, неловко удерживая стакан с водой связанными руками, Баш с тревогой наблюдал за ним.
Когда пленник слабым голосом поблагодарил его и рухнул обратно на подушки, его тревога начала граничить с паникой.
- Полегче? – спросил он, присаживаясь на краешек постели. Забытый арбалет сиротливо лежал на подоконнике, но Ффамран, разумеется, и не думал о том, чтобы бежать. Вэйн поставил перед ним интересную задачку, и теперь для Судьи-Магистра делом чести было решить ее быстрее, чем это сделает принц.
- Немного, - едва слышно ответил он и закашлялся. Судя по движению Баша, тот явно не знал, куда девать руки – то ли придержать страдальца за плечи, то ли надавать ему пощечин. Когда приступ утих, Ффамран сказал извиняющимся голосом:
- Видимо, подстыл из-за мокрой одежды. Никогда не думал, что в пустыне могут быть такие холодные ночи.
- К этому трудно привыкнуть, - рассеянно согласился думающий о чем-то своем Баш.
- Там, откуда вы родом, такого нет? – Ффамран приподнялся на локте, намеренно заставляя собеседника напрячься. Связанные руки порядком мешали, но он уже придумал этому временному неудобству одно дивное применение.
- Вам будет легче, если вы узнаете, что в плену вас держит не уроженец Далмаски? – Баш ухмыльнулся, и, вопреки ожиданиям Ффамрана, не стал отстраняться после недвусмысленного вторжения в личное пространство – наоборот, наклонился еще ниже – так, что вздумай пленник бежать, ему даже со связанными руками не составило бы труда нокаутировать своего противника.
- Удачная догадка, - Судья-Магистр облизнул губы. – Беседа отвлекает меня от перспективы один на один бороться с, гм, идущей на приступ простудой.
Баш хмыкнул.
- Мне кажется, болезнь итак отступает.
- Все благодаря вашей неустанной заботе, уважаемый тюремщик. Похоже, цена на меня живого существенно отличается от стоимости хладного трупа, - Ффамран все еще раздумывал, стоит ли продолжать намеки, если реакция на них нестандартная, но Баш все же отодвинулся и мгновение было упущено.
- Если учесть, что последняя равна весьма круглой сумме, - похититель подмигнул своей жертве, - то представь, насколько велика первая.
- Не представляю, - честно признался Судья-Магистр. – И кто же нынче столько платит?
- Покупатель пожелал остаться неизвестным. Вы, наверное, кому-то крупно насолили?
- Что-то не припомню, - это была абсолютная правда, не мог же Ффамран упомнить всех, кого "несправедливо" обидел своими шуточками, - а вы с братом, значит, решили подзаработать?
- Несомненно, - Баш ухмыльнулся, - хотя не могу себе представить, чтобы кто-нибудь платил деньги за такое трепло.
- Я имею право расценить это как оскорбление в лучших чувствах? – Ффамран хихикнул. – Мы, между прочим, уже некоторое время делим постель… И я мог бы потребовать удовлетворения!
Он вздрогнул, встретив взгляд Баша – такая странная смесь эмоций была в нем. Тоска и жажда, крепко приправленные страхом; Судья-Магистр внезапно подумал, что сам того не замечая, заигрался с огнем, и вдруг заново ощутил свою беспомощность, стянутые веревкой запястья, и то, что сидящий рядом с ним на кровати мужчина просто крупнее и сильнее его. И все это определенно должно пугать, а не…
- В смысле, сатисфакции, - пробормотал он, опуская голову и надеясь, что Баш в полутьме не разглядит румянец на его щеках.
- Мог бы.
Голос собеседника звучал глуховато, как будто ему тоже было, что скрывать. Скрипнули пружины – Баш легко поднялся к кровати и вернулся к окну. Ффамран показал язык его спине и откинулся на подушки.
- Ну, вот и поговорили… - задумчиво сообщил он потолку.
***
Вэйн развлекался тем, что рассказывал упрямо молчащему Ноа различные версии происходящего – от заговора среди оппозиции Далмаски, которые против сближения королевы Ашелии с Аркадисом, до совсем уж запредельного "высокого спроса на мужчин благородной наружности у виер, которые используют оных как племенных жеребцов". Из упрямого молчания, кроме не вполне подобающего случаю чувства умиления (Ларса вот точно так же, когда обижается – надувает губы и молчит), удалось извлечь немало полезного. Например, показательным было то, как Ноа дернулся, когда Вэйн упомянул напрашивающийся первым розаррийский мотив. Итак, без Маргрейсов тут действительно не обошлось, но чем же они зацепили близнецов, которые при своей светлой коже и золотистых волосах на верных подданных Багряной Империи никак не тянули? Памятуя о скупости розаррийской разведки (Судья-Магистр Бунанса два месяца пытался продать им "секретные" сведения, содержащие определенную дезинформацию, и заявлял, что отказывается иметь дело с подобными жмотами, раз даже компромат на Солидоров им приходится всучивать чуть ли не насильно), принц сомневался, что дело в астрономичности суммы. Ситуация с заложниками больше походила на правду – и сильно осложняла дело, ведь о выкупе в таком случае не могло быть и речи. Не то, чтобы им с Ффамраном оставалось повесить головы и грустить о своей несчастной судьбе в ожидании радостной встречи с Аль-Сидом Маргрейсом – бежать по-прежнему не составило бы труда. Но Вэйн по-прежнему не собирался бежать. Если он прав – а он скорее всего прав – и за похищением стоит Розаррия, то ему представился потрясающий шанс так подмочить политическую репутацию Багряной Империи, что Маргрейсам несколько лет придется отмываться от грязи и сидеть тише воды, ниже травы – осталось только получить веские доказательства. Это во-первых, и во-вторых – утечка информации в Девятом Бюро. Неплохо было бы выяснить, кто среди мальчиков и девочек Ффамрана имеет приработок на стороне, да такой, что за него платят розаррийскими динарами.
- Итак, возвращаясь к теме нашего разговора – мне уже начинать готовиться ко встрече с таинственным покупателем или можно пока расслабиться? Сами понимаете, вопрос животрепещущий, - Вэйн деликатно зевнул и кивнул в сторону окна; ночь как раз перешагнула рубеж самой глухой своей поры, когда на улицах гаснут огни, и не встретишь ни души.
Он не дождался ответа, и хотел было повторить вопрос в более язвительной манере, но Ноа, вдруг насторожившийся, словно охотничья собака, в два бесшумных прыжка оказался подле него, зажал рот ладонью, выдохнул на границе слышимости: "Шшш! Ни звука!"
Принц послушно кивнул, отстраненно подумав, что пальцы у его похитителя пахнут чем-то удивительно знакомым, он только никак не мог понять, чем. Ноа кинжалом перерезал веревки, жестом указал на дверь и размытой тенью метнулся к окну. Вэйн, рассудив, что слушать какого-то наемника принцу без веских причин не подобает, подобрался к оконному проему с другой стороны.
По ни с чем не сравнимому стуку подкованных сапог о мостовую он понял, что происходит, еще до того, как выглянул на улицу. Беглый взгляд выявил с десяток королевских гвардейцев, деловито оцепляющих дом, а потом его прижало сверху теплое тяжелое тело, весьма некуртуазно ткнув носом в затертый половик.
- Высунешься еще раз – убью, - беззлобно произнес Ноа, и Вэйну почему-то не захотелось с ним спорить.
Принц смолчал, даже когда его слегка шлепнули по спине, придавая нужное ускорение в сторону двери; все невысказанные - и весьма нелестные – слова пришлось проглотить. Ему критически не хватало информации, чтобы составить новый план, и оставалось лишь надеяться, что Ффамран не подведет.
Заглянув в соседнюю комнату, он еле удержался от того, чтобы истерически рассмеяться – Баш сидел верхом на его приятеле и тыкал его носом в пол, до мельчайших деталей повторяя позу, в которой только недавно оказались они с Ноа.
- Надо бежать, - бросил Вэйн, пригибаясь, чтобы не маячить в оконном проеме. Баш молча кивнул и отпустил Ффамрана.
- Ну вот, - резюмировал Судья-Магистр, выглянув в окно и заработав два неодобрительных взгляда. – Доигрались.
Вэйн дернул плечом и деловито пополз к выходу.
***
Люди в форме гвардейцев знали свое дело: они оцепили дом со всех сторон, и ударная группа как раз вскрывала входную дверь. Одного они учесть не смогли – братья не зря арендовали именно эту хибарку.
Пока ручка двери зловеще дергалась, Баш держал вход на прицеле, а Ноа, беззвучно ругаясь, воевал с металлическим кольцом в крышке люка, ведущего в подвал. Вэйн толкнул локтем Ффамрана, рассеянно потиравшего запястья. Судья-Магистр закатил глаза, но все же присоединился к Ноа. Вдвоем они отодвинули тяжелую чугунную плиту и Вэйн первым, не колеблясь, спрыгнул вниз.
Под ногами неприятно хлюпнуло, а характерный запашок подсказал ему, что подвал, по-видимому, соединен с канализационной системой. Принц поморщился – не столько от вони, сколько от того, что Ффамран теперь до скончания века будет припоминать ему красоты города Рабанастра. Судья-Магистр Бунанса умел быть совершенно невыносимым, если дело касалось какой-нибудь несчастной испачканной рубашки.
- Ну вот, мало было мне фонтана, - буркнул приземлившийся рядом Ффамран, подтверждая опасения Вэйна.
Братья Ронсенберги спустились следом, задвинув крышку на место, и Ноа, погремев чем-то в углу, вытащил маленький масляный фонарь. Свет, отражавшийся от покрывавшей пол затхлой воды, бросал мертвенные блики на лица стоящих в подземелье людей. По потолку прогрохотали сапоги, и Ноа выскользнул из комнаты. Вэйн покорно пошел за ним, Ффамран двинулся следом. Баш замыкал их шествие, держа наготове арбалет – было непонятно, собирается он стрелять в пленников или в возможных преследователей.
Если бы кто-нибудь впоследствии попросил Вэйна описать их путешествие, он бы смог сказать только одно – оно было нереальным. Тусклый, неверный свет фонаря в руках Ноа, капающая, журчащая, текущая вода – откуда в центре пустыни столько воды? – подозрительные тени, шарахающиеся прочь по темным углам. Какие-то стоны, всхлипы, шорохи, как будто сам каменный лабиринт провожал их сотней глаз, недружелюбно шептался за спиной, решая, что делать с нарушителями границы. Когда они прошли уже достаточно много мостиков, лесенок и переходов, Ноа предложил остановиться и передохнуть. Вэйну показалось, что он просто не уверен, куда поворачивать дальше, но Ффамран не замедлил высказаться о наболевшем:
- А теперь, может быть, объясните, кто были те милые люди? – он уселся на парапет и поморщился. – И зачем вам понадобилось тащить нас по этому привлекательному местечку? Я насчитал уже три выхода на поверхность, которые мы оставили позади, и не факт, что отследил все. Между прочим, лично мне сырость и холод противопоказаны.
Баш молча отложил арбалет, стянул замшевую куртку и протянул пленнику, а Ноа коротко объяснил:
- Наша задача – передать вас с рук на руки живыми. Для них эта деталь роли не играет. Улавливаете разницу?
- Еще бы, - Ффамран все же закутался в куртку Баша и теперь нахохлившимся воробушком сидел на каменной "жердочке", - одно непонятно, с чего это вдруг такая популярность. Скоро вся Далмаска начнет за нами гоняться.
- Не исключено, - серьезно кивнул Ноа, настороженно глядя в сторону, откуда они пришли.
Баш спокойно и неторопливо разложил на осклизлых камнях арбалетные болты.
- Я их задержу, а потом догоню вас у южных ворот, - сказал он, проверяя оружие. Вэйн невольно залюбовался скупыми, выверенными движениями. Ноа присел на корточки, коснулся плеча брата – зеркальное отражение, и все же такой непохожий.
- Уверен?
Ффамран скептически наблюдал за импровизированным совещанием.
- А ничего, что у нас руки развязаны и мы вообще можем сбежать, если охранник останется только один? – протянул он.
Ноа, прищурившись, посмотрел на него.
- Одним вам не выбраться, - сухо сказал он. – Считайте это временным взаимовыгодным сотрудничеством.
Баш весь подобрался, словно хищник перед прыжком.
- Уходите, - приказал он, - они близко.
Ноа легко, слитным движением поднялся на ноги. Лицо его закаменело.
- У вас нет выбора, - он задержал ладонь на плече Баша, сжал пальцы. - Придется довериться нам.
- Я мог бы помочь, - Ффамран соскользнул со своего насеста и продемонстрировал метательный нож – похоже, сюрпризы в рукаве у него еще оставались.
- Уходите! – повторил Баш и сбросил руку брата. Ноа послушно кивнул и повел аркадийцев прочь по коридорам.
***
Вэйн проклинал себя за невнимательность, а Ффамрана – за упрямство; Ноа просто ругался, почем зря. Судья-Магистр Бунанса, должно быть, отстал на одном из поворотов, но, к сожалению, никто из них не заметил, когда именно. Зная Ффамрана, принц безошибочно предполагал, куда тот направился.
- Мы должны вернуться, - не терпящим возражений тоном сказал он. Ноа только помотал головой.
- Мы должны вернуться за моим другом и твоим братом, - Вэйн схватил своего спутника за ворот, - Ффамрану неймется, вот он и решил помочь Башу.
- Не важно, - на лице Ноа не дрогнул ни один мускул. – Вы считаетесь более ценным пленником, я не могу рисковать вашей жизнью.
- Что за чушь? – принц готов был отвесить упрямцу пощечину.
- Мне очень жаль, - он упрямо смотрел в пол, избегая чужого взгляда.
- Я не могу понять, - брезгливо процедил Вэйн, - ты нанялся меня похищать или работать телохранителем?
- И то и другое, - Ноа поднял глаза, и в голосе его послышался отголосок язвительного тона Баша, - Ваше Высочество.
Принц разжал руки, демонстративно вытер пальцы о штаны. Развернулся на каблуках и, не говоря ни слова, направился обратно – только затем, чтобы его схватили за плечо.
После минутной возни Вэйн оказался прижатым к неровной кладке стены – несмотря на все его попытки вырваться. Ноа не просто был сильнее, он с легкостью угадывал любые движения своего пленника, и впервые за эту ночь принц начал понимать, что их невинная затея вполне может закончиться трагично. "Именно поэтому мне нужен Ффамран", - напомнил он себе, выворачиваясь из одного захвата, чтобы попасть в новый. За все это время они не издали ни звука, и в этом тоже было что-то нереальное – бесшумная ожесточенная борьба в темном туннеле, словно ожившая картина из сказки про подземных чудовищ. Фонарь давно упал на влажный каменный пол и потух, они оба с трудом втягивали в себя воздух, и Вэйн чувствовал, как слабеет его хватка. Ноа снова прижал его к стене, навалился всем телом, не давая вырваться, и принц бедром почувствовал кое-что такое, что заставило его изумленно выдохнуть куда-то в шею своему противнику. Тот вздрогнул, на минуту теряя концентрацию, и рука Вэйна скользнула к его поясу, туда, где были пристегнуты ножны с коротким кинжалом.
Принц не знал, почему Ноа не использовал оружие – наверное, все из-за той же установки: неведомому заказчику он нужен живым и невредимым, - но у самого Вэйна подобных ограничений не было. Он выхватил клинок и прижал к шее противника, чувствуя костяшками пальцев бешеную скачку пульса под холодным лезвием.
- Шах и мат, - прошептал он, задыхаясь, упиваясь покорностью, с которой Ноа опустил руки.
Торопливые шаги и отсвет фонаря на стенах предупредили его о приближении гостей, и Вэйн с силой толкнул прижавшегося к нему мужчину в грудь, отскакивая в сторону с кинжалом наготове.
Ноа неожиданно пропустил удар и плюхнулся в лужу, ошалело мотая головой, а из-за угла показались Ффамран и Баш. Вэйн с облегченным вздохом опустил кинжал.
***
Теперь они снова пробирались по туннелям вчетвером, и Ффамран веселился вовсю.
- Вы, я вижу, хорошо развлеклись, пока нас не было, - трещал он, подмигивая своему принцу. Вэйн отмахивался и ворчал, что в следующий раз, когда Судье-Магистру Бунансе захочется приключений, к его услугам будет комфортная комнатка с мягкими стенами где-нибудь в исследовательском центре Драклор.
Это, конечно, был запрещенный удар, и Ффамран тут же заткнулся, решив посвятить досуг продумыванию изощренной мести. Он терпеть не мог, когда вспоминали любимое детище его отца, и Вэйн конечно же прекрасно знал об этом. А значит, сознательно сказал гадость, чтобы заткнуть ему рот.
Ффамран потренировался в прожигании спины императорского отпрыска взглядом, не преуспел и сосредоточил свое внимание на другом не менее интересном объекте.
То, что Баш двигается, едва скособочившись, он заметил, когда они еще бежали за Ноа и Вэйном. Тот несся впереди, ведомый по следу брата безошибочным инстинктом ищейки, без колебаний выбирая направление. Ффамран едва поспевал следом и видел, как Баш время от времени прижимает ладонь к правому боку. Удивительно было то, что он вообще пережил встречу с гвардейцами – разумеется, без помощи Ффамрана ничего бы не вышло, и Судья-Магистр Бунанса вовсе не рассчитывал на грязные ругательства, которыми встретил его неблагодарный спасенный. Однако, похоже что Баша все же достали, несмотря на уверения в обратном и старания Ффамрана. А может, его просто перекосило от того, что он увидел, как Вэйн угрожает ножом его брату.
Ффамран решил пока не забивать себе голову, тем более что они приближались к выходу на поверхность.
Ворота, ведущие из города в пустыню, на ночь крепко запирали, и их охраняли четверо стражников, однако никому не пришло бы в голову, что кто-то будет выбираться из Рабанастра через канализацию. Четверо беглецов торопливо нырнули за ближайшую дюну – выход из подземелий оказался прямо напротив южных ворот. К счастью, стража отважно спала на посту, поэтому никто не заметил смутные тени, пробирающиеся по предрассветной пустыне.
***
Им пришлось все же разбить лагерь в опасной близости от Рабанастра – Баш побледнел и шатался, будто пьяный, и, в конце концов, просто рухнул на руки брату.
Пока Вэйн собирал охапку ломких серых прутиков, оставшихся от чахлой пустынной растительности, Ноа раздобыл несколько кактусов, внутри которых оказалась сочная, свежая мякоть, великолепно утоляющая жажду. Ффамран тем временем перевязывал раны Баша, убеждаясь, что таким – бледным и молчаливым, - тот нравится ему гораздо больше. К счастью, если не считать потери крови, все было не так уж и плохо, поэтому, когда они втроем сидели у весело потрескивающего костерка и уминали кактусы, Судья-Магистр Бунанса пребывал в обычном своем жизнерадостном настроении.
- Итак, - болтал он, слизывая с губ кислый сок, - у нас снова патовая ситуация, господа! Двое похитителей, один из которых серьезно ранен, и двое пленников, которых ничто не отделяет он долгожданной свободы. Забавно, не правда ли?
- Вы уже сто раз могли сбежать, - пожал плечами Ноа. - Но не сбежали. Почему?
Ффамран оглянулся на Вэйна, но принца, кажется, интересовал только окружающий пейзаж.
- Скажем, нас просто интересует все новое и любопытное. Например, зачем похитители рискуют своей жизнью, чтобы спасти заложников, - он кивнул на невнятно стонущего в забытьи Баша.
- Не ваше дело, - буркнул Ноа, опускаясь на колени рядом с братом и отводя с его лба слипшиеся светлые волосы. Ффамрана передернуло. "Как здорово, - подумал он, - что эти близнецы хотя бы стригутся по разному, иначе с ними можно было бы свихнуться".
- То есть мы можем просто взять и уйти? - спросил он с опасной ленцой в голосе.
- Не можете, - Ноа бережно смочил соком кактуса потрескавшиеся губы Баша, не обращая внимания на пленников, - весь город вас ищет.
- Скорее, все ищут людей, переодевшихся гвардейцами королевы.
Теперь он, наконец, завладел вниманием собеседника - Ноа посмотрел на него, как на сумасшедшего.
- Это и были гвардейцы королевы, - сказал он.
- Чегооо?
- Погоди, Ффамран, - Вэйн соизволил тоже принять участие в разговоре, - все встает на свои места.
- Ничего не встает, - проворчал Судья-Магистр Бунанса. - Бессмыслица какая-то.
- Напротив, - принц внимательно смотрел на Ноа, - похоже, у тебя не Бюро, а дырявое сито. Кто-то знал, что мы отправимся в Рабанастр, и продал эту информацию Маргрейсам. А те заломили за голову солидорского принца и Судьи-Магистра такую сумму, что на уши встали не только всякие маргинальные личности, но и несравненная Ашелия. Возможно, Аль-Сид пообещал что-то ей лично, не знаю.
Лицо Ноа при этих словах потемнело, и Ффамран подавил желание схватиться за голову. Вэйн, конечно, молодец, что все это рассчитал, но возможно перед этим типом и не стоило так блистать интеллектом.
- Но существует и другая партия, - как ни в чем не бывало, продолжал принц, - они наняли этих двоих для нашей охраны. Проследить, чтобы мы остались в живых, зачем - пока не ясно. И ниточка от них тянется в Бальфонхейм.
- Почему в Бальфонхейм? - обреченно переспросил Ффамран.
Вместо ответа Вэйн подошел к Ноа и поднес его ладонь к своему лицу, раздувая тонкие породистые ноздри.
- Глоссерное масло, - с улыбкой сказал он, разжимая пальцы. - Никто, кроме воздушного пирата не будет сам менять масло в двигателе своего корабля, а портовые механики не умеют так ммм... профессионально драться.
- Пираты... - недоверчиво протянул Ффамран. - Воздушные пираты без неба? Путешествуют по канализации Рабанастра?
Он заметил, как при этих словах Ноа стиснул челюсти, будто запирая внутри готовые сорваться с языка слова.
- Итак, в городе нас ищут, а в пустыне ждет верная смерть от голода и жажды, - весело подытожил Вэйн. - Пора вызывать кавалерию.
***
После долгих споров Ноа согласился, что без помощи они не протянут и дня, но они с Ффамраном хором раскритиковали план, придуманный принцем. Увы, на стороне Вэйна была железная логика и возможность приказать Судье-Магистру заткнуться и делать, что велено. Поэтому, немного подремав в тени рыжих скал, Ноа и Вэйн направились обратно к столице Далмаски, оставив буквально кипящего от возмущения Ффамрана охранять раненого Баша.
Вэйн легко шагал вперед, почти не проваливаясь в мелкий красноватый песок, и раздумывал о том, как причудливо порой складываются человеческие судьбы. Будь с ним любой другой из его Судей - например, Берган (особенно Берган) - близнецам пришлось бы худо. С другой стороны, Берган не стал бы участвовать в подобной авантюре. Принц итак подозревал, что по возвращении в Аркадис Ффамрана ждет хорошая трепка от доброй половины Департамента.
Ноа угрюмо молчал, и принц чуть замедлил шаг, чтобы идти с ним рядом.
- Почему? Вы могли бы сразу все рассказать, и тогда не было бы нужды… - он красноречиво потер покрасневшие запястья.
- А вы бы поверили? – спросил Ноа, косясь на своего спутника. – К тому же, все сказанное и сделанное не отменяет нашей миссии. Моя задача – доставить вас заказчику целым и невредимым.
- А если не удастся ее выполнить?
- Удастся, - лицо Ронсенберга окаменело. – Вы не сможете нам помешать.
Вэйн иронично поднял бровь. Какая трогательная самоуверенность!
- Твой брат ранен, - напомнил он.
- Зато у меня есть заложник, угрожая которому я могу заставить Судью делать все, что угодно, - хищно оскалился Ноа.
Принц поморщился. Он все еще не был уверен на этот счет.
- Аэродром, - голос Ноа вырвал его из раздумий.
Они подошли к другим воротам Рабанастра, рядом с которыми действительно располагался порт для воздушных кораблей. Отсюда отправлялись рейсы во все уголки света, и среди разношерстной толпы легко было затеряться даже аркадийцу в потрепанной богатой одежде, не то что Ноа в его неприметном и удобном костюме. Вэйн против воли напрягался каждый раз, когда мимо них с топотом пробегал гвардейский патруль, и злился на себя за это. Пока им везло – никому и в голову не приходило, что беглецы могут вернуться в город. Однако принц подозревал, что везение это не продлится долго.
***
Симпатичная девушка в форме местной служащей после короткого разговора с Ноа провела их через служебный вход на летное поле, и Вэйн внезапно пожалел, что с ними нет Ффамрана. Его приятель, несомненно, пришел бы в восторг при виде разнообразных летательных аппаратов, окружающих их.
Здесь были неуклюжие уродливые грузовики, роскошные лайнеры, похожие на раскормленных до неприличия китов, изящные частные яхты, а за плотной серебристой сеткой маячили обводы имперского крейсера, на котором Вэйн и Ффамран прибыли в столицу (неужели только вчера?). Крейсера, который должен был отбыть из Рабанастра сегодня вечером. Принц прикинул шансы обратиться за помощью к дипломатам, с которыми они летели, но это было чревато раскрытием инкогнито, а меньше всего на свете Вэйн хотел, чтобы в Аркадисе узнали о его отсутствии. Достаточно и того, что об этом знает каждый бродяга в Далмаске и Розарии.
Поэтому он отвернулся от имперского корабля и ткнул пальцем в легкий прогулочный кораблик, обводами напоминающий слегка модифицированный аркадийский "Валефор".
- Вот то, что нам нужно.
- Но у него же нет пушек! – возразил Ноа. Вэйн покачал головой:
- Нам нужно в первую очередь выиграть время, а эта птичка, пожалуй, сможет обогнать любой из стоящих здесь кораблей.
- А если нас все же догонят? – не сдавался Ронсенберг, сам с интересом разглядывающий выбранное Вэйном транспортное средство.
- Не я здесь воздушный пират, - пожал плечами принц. – Итак, пойдем искать его капитана?
- Что?
- Чтобы нанять корабль, нужно найти его капитана, - терпеливо объяснил Вэйн опешившему собеседнику.
- Но я думал, ты хочешь угнать корабль, а не нанять его? – осторожно спросил Ноа.
- Уголовщину я оставляю вам, - безапелляционно заявил принц и направился обратно в здание аэродрома.
***
Однако поиски ничего не дали, - никто из сотрудников аэродрома не знал, кому принадлежит изящная яхта. Ни ее идентификационный номер, ни название, ни порт приписки не значились в реестре, и само по себе это уже было достаточно странно – будто она взяла и соткалась из ниоткуда. О ее капитане, естественно, тоже никто не слышал.
Однако когда Вэйн и Ноа, окончательно запутавшись в хитросплетениях местной бюрократии, присели за столик в зале ожидания, не прошло и пяти минут, как к ним без приглашения подсела незнакомая виера, вместо приветствия дернувшая белым ухом.
- Ищете корабль? – она вопросительно склонила голову набок. Вэйн был уверен, что никогда раньше ее не встречал, а вот Ноа замер, не донеся стакан с коктейлем до рта. Впрочем, Вэйн не мог сказать, отчего это – то ли пират узнал симпатичную ушастую барышню, то ли его впечатлил минимализм в одежде, характерный для этой расы.
Принц из вежливости сделал паузу, понял, что от Ноа ответа не дождешься и в качестве затравки выдал одну из самых обаятельных улыбок из своего репертуара.
- Если ваш корабль достаточно быстрый.
- Быстрый? – виера с успехом продемонстрировала, что если у нее зубов и не больше – они определенно острее. – "Луч" пролетел от Фароса на Ридоране до горы Бур-Омисэйс за три дня. По прямой. Через области, богатые природным магицитом. Это самый быстрый корабль во всем Ивалисе, мальчики, и он вам подходит. Какой груз?
Вэйн покачал головой.
- Только пассажиры. Четыре человека – и никаких вопросов.
- Хотите оказаться подальше отсюда?
- Скажем, у нас возникли проблемы личного плана. Нужно будет забрать еще двоих в пустыне. Чем быстрее мы окажется за пределами территории Далмаски – тем лучше.
- И вам все равно, куда лететь? – виера качнула длинным ногтем салфетницу в форме лодочки, с неприятным звуком провела рукой по столу, царапая гладкую поверхность.
- Это мы сможем обсудить после, - Вэйн снова ласково улыбнулся. – Десять тысяч. Половина сейчас, половина потом.
- Идет, - ушастая девица грациозно поднялась с места. Дайте мне полчаса и подходите к посадочной площадке. Раз уж вы изначально присматривались к моей птичке, то без проблем узнаете свой транспорт. Да, и если у вас проблемы с местными властями, то лучше вас уйти отсюда, иначе ни я, ни самый быстроходный корабль на Ивалисе вам не помогут, - она кивнула на выход из здания, у которого толпились гвардейцы, и растворилась в толпе.
- Десять тысяч? – недоверчиво переспросил Ноа, когда они с Вэйном пробирались через зал в поисках местечка поукромнее.
- Она наверняка решила, что я сумасшедший миллионер, - принц не стал сдерживать довольную улыбку. – Видишь, как все оказалось просто.
- Не так уж и просто…
Он не договорил. Они завернули за угол и лоб в лоб столкнулись с отрядом королевских гвардейцев. Вэйн замер, лихорадочно продумывая варианты, а Ноа просто дернул его за шкирку, так что они оба ввалились в дверь оказавшегося – весьма кстати – рядом туалета и прижал к стене, жестко и настойчиво целуя в губы.
Краем глаза принц заметил, как округлились глаза заглянувшего в туалет гвардейца, и затем услышал дружный гогот и мерные шаги. Опасность миновала, но поцелуй все продолжался. Вэйн на пробу провел пальцами вверх по коротко стриженому затылку Ноа и почувствовал, как прижавшееся к нему тело сводит судорогой.
- Интересный… экспромт, - выдохнул принц в губы пирату, когда они оторвались друг от друга, чтобы глотнуть воздуха.
Ноа неловко дернулся, как муха, запутавшаяся в паутине, но Вэйн и не думал отпускать его, целуя на сей раз сам – так же жадно и ненасытно.
Облицовка стены холодит спину, и слишком много одежды между ними, слишком многое между ними, и приглушенный стон куда-то в чужое плечо, прикусывая кожу над ключицей, выгибаясь под невыносимо осторожной лаской… Вэйн нетерпеливо двинул бедрами, накрыл руку Ноа своими пальцами, направляя, подсказывая, задавая ритм – и все внезапно стало правильным и настоящим. Он коротко, судорожно вздохнул и пошатнулся, чувствуя, как слабеют колени. Пират подхватил его, не давая упасть, и Вэйн благодарно ткнулся носом ему в шею, приходя в себя.
Как только он нашел в себе силы отстраниться, Ноа резко шагнул назад, отдернув руки, будто боясь обжечься. Его расширившиеся зрачки почти полностью поглотили радужку, и принц при желании мог бы рассмотреть в них свое отражение. Ронсенберга ощутимо трясло.
- Я… Мы… - выдавил он, запинаясь, и отступая еще на шаг.
- Мы решим это после, - твердо сказал Вэйн, поправляя одежду. На что у них точно не было времени, так это на выяснение отношений.
Ноа вскинулся, и теперь кроме желания в его глазах ясно читался страх.
- Я не должен был… - предпринял он еще одну попытку.
- Пос-ле, - по слогам произнес принц, и повернулся к раковине, чтобы помыть руки.
В зеркале за его плечом Ноа затравленно озирался по сторонам.
- Иначе опоздаем на свой рейс, - напомнил Вэйн отражению и первым вышел из туалета.

Продолжение в комментариях

@темы: PG-13, Final Fantasy XII, фесты и мероприятия, слэш, 2008

URL
Комментарии
2015-11-20 в 16:39 

читать дальше

URL
2015-11-20 в 16:39 

читать дальше

URL
2015-11-20 в 16:40 

читать дальше

URL
2015-11-20 в 16:40 

читать дальше

URL
2015-11-20 в 16:41 

читать дальше

FIN

URL
     

Здесь Геродота путают с Геростратом

главная