Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:33 

Замки из песка


Фэндом: Final Fantasy XII
Пэйринг: Баш/Бальфир
Рейтинг: PG-13
Объем: 1843 слова
Дата: 21.02.2010
Примечания: написано на челлендж fanfic100, тема I.5 - прощение

- Выбирайся оттуда! - Эш стиснула комлинк. И куда только делся тот уверенный тон, которым она вещала про рассвет нового дня? - Бальфир... Пожалуйста... Только не умирай!
- Я же главный герой, принцесса, - донесся сквозь треск помех насмешливый голос пирата. - Главные герои так просто не умирают.
Баш почувствовал, как трещит под его пальцами обшивка кресла и поспешно убрал руку. Почему не слышно Фран? Если Фран там, рядом с ним, то все будет в порядке, все в любом случае будет в порядке, это же Бальфир, он способен выбраться из любой заварухи...
"Бахамут" неуклюже вильнул в сторону, на нижних уровнях крепости что-то взрывалось. А Баш стоял в рубке пиратского корабля и ровным счетом ничего не мог сделать.
- Пожалуйста... - всхлипнула принцесса. Друзья молча смотрели, как величественно падают глоссерные кольца - одно за другим, словно великаны затеяли игру в серсо. Тучи песка и пыли скрывали от глаз подробности, но было ясно - из горящей крепости не выбраться никому, даже дьявольски везучему пирату.
Забавно, - отстраненно думал Баш, - при его биографии давно пора отучиться чувствовать что-либо. Почему же так жжет клятва, данная умирающему Судье? Словно печать эспера въедается под кожу, добавляя еще одно обязательство к и без того немалому списку. Он обвел взглядом своих спутников. Королева разоренной страны, смешливая девочка с косичками, мальчик, ставший пиратом - и мальчик, ставший императором. Кажется, голос Бальфира снова пробился через помехи, он говорил что-то про "Штраль". Просил Ваана позаботиться о корабле - и Ваан обещал, зло, по-взрослому вытирая глаза предплечьем. Это же так естественно - давать обещания умирающим. Пока не почувствуешь себя скованным по рукам и ногам невидимыми узами долга - из тех долгов, по которым за всю жизнь не расплатишься.
Оба флота застыли в небе над Рабанастром, взгляды всех были прикованы к рушащейся крепости. Последнее творение доктора Сида содрогалось от взрывов, но каким-то чудом все еще держалось в воздухе - как будто в ожидании чего-то. Словно не хотело забирать в огненную могилу последнего из тех, кого любил безумный изобретатель.
- Бальфир! Бальфир! - кричала принцесса, но из комлинка раздавался только равнодушный треск. Ларса, бледный и сосредоточенный, привалился к переборке - за прошедший день он, казалось, повзрослел лет на десять. Баш обеспокоенно подался к нему - и их взгляды встретились. Юный император Аркадии покачал головой и беззвучно произнес одно-единственное слово.
За лобовым иллюминатором последнее глоссерное кольцо исчезло в песчаном вихре, "Штраль" качнуло от ударной волны.
Но Баш фон Ронсенберг этого уже не видел.
***
Самым паршивым в нашем положении была, конечно, планировка этого летающего недоразумения, по ошибке именуемого крепостью. Все лестницы, коридоры и подъемники на "Бахамуте" ничем не отличались друг от друга, ума не приложу, как доблестная имперская армия в них ориентировалась. Впрочем, она и не ориентировалась, судя по количеству бестолково мечущихся на нижних уровнях солдат. По этому же признаку я догадался, что спасательные шлюпки расположены на нижних палубах - и, если я правильно понял, отчего пол под ногами непрерывно потряхивало, с тем же успехом они могли находиться на священной горе Бур-Омисейс. Просто до горе-вояк еще не дошло, что путь вниз отрезан и нужно лезть наверх. И мы полезли наверх.
Карабкались ли вы когда-нибудь по покореженной прямым попаданием флагмана повстанческого-мать его так-флота металлической лестнице, с дополнительным грузом в виде бесчувственного тела самой сексуальной девушки на свете? Удовольствие ниже среднего, к тому же пару раз на пути попались имперские гоплиты, вовсе не собирающиеся заключать меня в любящие объятья за спасение от гуманистических порывов Судьи-Магистра Заргабаата. Пуль оставалось мало, терпения - еще меньше, Фран, казалось, прибавляла в весе с каждым этажом, к тому же снизу ползли клубы удушливого желтого дыма - похоже, пожар добрался до пультов управления. Или это был очередной сюрприз, заготовленный папочкой для повстанцев. Или ручная Оккурия императора разобрала на запчасти баки с охладительной смесью для двигателей. Или...
Ты слишком много думаешь, дружище.
Кашляя, я повалился на очередной площадке. Похлопал по щекам Фран - без особой, впрочем, надежды на результат. Виера выглядела паршиво. Черт, я и сам, наверное, смотрелся не лучше - кровь из ссадины на лбу подсохла и теперь неприятно стягивала кожу. Я задумчиво почесал бровь и поморщился - все-таки содрал болячку. Не закончить бы в духе Баша - моя мордашка мне пока еще дорога как память.
На лестнице раздался топот и я, чертыхнувшись про себя, вскинул Альтаир. А потом чертыхнулся еще раз - уже вслух.
Вот уж воистину, только помянешь...
- Что ты здесь делаешь? Где остальные?
- Бальфир! - на его лице было написано такое искреннее облегчение, что я не смог сдержать улыбки. Некоторые вещи со временем не меняются. И будь я проклят, если меня этот факт хоть сколько-нибудь расстроил.
- Что с ней? - он уже склонился над Фран, нащупывая пульс.
- Нога, - закашлявшись, бросил я. - И Миста наглоталась. Я задал тебе вопрос.
- Нам нужно подняться повыше, - невпопад сказал он, и замотал лицо куском ткани, бросив мне второй такой же. Я осмотрел сей трофей - тряпка подозрительно походила на остатки парадной принцессиной ночнушки. Но от дыма должно было помочь. Отбросив неуместные ассоциации, я соорудил себе импровизированную паранджу, а он с легкостью подхватил на руки мою напарницу и, шагая через ступеньку, так, что я еле поспевал за ним, все-таки ответил:
- Они на "Штрале", в безопасности. Их примет на борт "Александр". А я угнал твой ховер.
- Хорошо что не "Королева Хильда", - кивнул я. - Заргабаат, конечно, дурак, но дурак честный, в отличие от Ондора. Подожди, ты сделал ЧТО?!
Он только приглушенно расхохотался.
- Не одному тебе хочется иногда поиграть в героя.
***
- Почему эта штука еще не развалилась на части? Не то, чтобы я был против...
- Высокая концентрация Миста. Под нами что-то вроде энергетической подушки, но как только масса превысит критическую, рванет так, что мало не покажется.
- Значит, нужно найти транспорт.
- Ховер не поднимет нас втроем.
- Он уже никого не поднимет. Неудачное приземление. Извини.
- У Фран будешь просить прощения. Это ее любимая игрушка.
- Значит, стоит заручиться твоей поддержкой. Тут налево.
- В императорские апартаменты?
- Ага. Не верю, что Солидор не приготовил хоть какую-нибудь лазейку на случай провала.
- Разумно... Черт!
- Замки - это по твоей части, пират.
- Благодарю за доверие, капитан.
***
- Ваше императорское Высочество, примите мои соболезнования... - Судья-Магистр Заргабаат не справился с голосом и склонил голову, не зная, что еще добавить. Ларса царственным жестом отмахнулся от его путаных слов.
- Позже, Судья. Позаботьтесь о том, чтобы мои гости пользовались на борту теми же правами и привилегиями, что и я сам. Как переговоры с маркизом?
- Он отказывается подняться на борт и предлагает встречу на нейтральной территории.
Ларса переглянулся с Эш, принцесса кивнула.
- Надеюсь, королевский дворец Рабанастра покажется маркизу Ондору достаточно нейтральной территорией, - сухо произнесла она.
- Хорошо, - Заргабаат слегка приободрился. - А где же Судья-Магистр Габрант? Я слышал его голос...
- Судья-Магистр Габрант выполняет наше особое поручение, - отрезал Ларса, с легкостью переходя на императорское "мы". - Это все, что вам необходимо знать.
- Да, сэр! - щелкнул каблуками Заргабаат. В глазах его читалась искренняя радость пса, потерявшего и вновь обретшего хозяина.
- Он скоро присоединится к нам, - счел нужным добавить Ларса, и уверенности в его голосе хватило бы на целый взвод Судей.
- Судья-Магистр! - к ним подбежал молоденький энсин, вытаращивший глаза при виде первых лиц парочки государств, столпившихся у трапа. Заргабаат нетерпеливо дернул плечом и юноша, сглотнув, доложил:
- Это "Бахамут", сэр. Он падает!
***
Нужно было отдать папочке должное – его любимое детище все-таки не взорвалось. И я отнюдь не о себе сейчас говорю. "Бахамут" так и остался торчать посреди пустыни, навевая не вполне приличные ассоциации, только ушли в песок искореженные нижние уровни и дымились догорающие верхние, расцвечивая зловещим заревом ночное небо. Над Рабанастром тоже кое-где поднимался дым, но в основном пожары, кажется, потушили. Медленно и торжественно плыли над королевским дворцом флагманы обоих флотов, неся небесный дозор, пока высокие стороны договаривались о мире во всем мире.
Ну, то есть, я надеюсь, что они говорили о мире – в конце концов, не зря же была вся эта кутерьма?
- А я думал, куда ты пропал? – Баш выбрался из нашего временного укрытия, растянулся рядом на песке, подложив руки под голову. Так, как будто именно тут было его место – тут, и нигде больше.
Я все никак не мог решить, злит ли меня эта его манера или забавляет.
- Хотелось предаться думам тяжким, - я повернулся на бок, подпер щеку кулаком и уставился на него. – Никак не возьму в толк, как ты мог бросить их?
Звездное небо затягивала копоть от недавнего сражения, но все равно они были там – звезды. Яркие, равнодушные, вечные. Баш смотрел на них, не на меня.
- На какое-то мгновение мне показалось, что ничто другое не имеет значения, - наконец сказал он.
- Весьма… расплывчато, - я неожиданно разозлился. – Императору свои сказки рассказывать будешь, Баш фон Ронсенберг. Это не похоже на тебя – а как же долг, честь и все такое?
- Баш фон Ронсенберг погиб на "Бахамуте", - равнодушно произнес он, - для тех, кто вообще был в курсе его чудесного воскрешения. А Судья-Магистр Габрант, верный спутник императора Ларсы, вынужден был… отлучиться.
Вот так просто. Взять и разменять свою жизнь на жизнь брата – не подумав ни об отважной маленькой принцессе, ни о любезной его сердцу пустыне, ни…
Это так похоже на Баша, в самом деле.
Я перекатился на живот, морщась от боли в измученном теле. Сегодняшний денек выдался жарким, и сейчас не самое лучшее время выяснять отношения.
- И надолго?
- Что? – он наконец соизволил посмотреть на меня. Взгляд у него был, как у побитой собаки. Я запустил руку под его жилетку, пробежался пальцами по теплой коже, улыбнулся, когда он блаженно сощурился, поддаваясь на ласку.
- Надолго отлучился Судья-Магистр Габрант? – повторил я вопрос. – Ты учти, одной ночи для сатисфакции мне может не хватить.
- Для чего?
- Ну как же, - я, увлекшись, уселся на песок, и принялся загибать пальцы. – Ты угнал и разбил мой ховер. Отнял, можно сказать, у меня звездный час – возможность с треском и блеском драматически спасти всех ценой собственной жизни… Не перебивай! А вот теперь еще лежишь и страдаешь, вместо того, чтобы вымаливать у меня прощение!
Он усмехнулся, но уже не так жалко, и дернул меня за руку, заваливая на себя. В серых глазах отражалось припорошенное пеплом ночное небо.
- Тогда, пожалуй, мне стоит начать, как ты думаешь? – спросил он, и я благодарно уткнулся ему в плечо, вдыхая знакомый запах.
Не знаю, как ему, а мне совсем не хотелось портить чудный вечер после столь феерического спасения воспоминаниями о том, что было. Боль я оставлял прошлому, привычно затворяя за собой очередную невидимую дверь, и если он научился этой нехитрой премудрости – тем лучше для него.
Иногда помогает.
- Бальфир? – в его голосе все еще читалась какая-то внутренняя тревога, и я сонно поднял голову, пытаясь разобраться в причинах.
- Прости меня, - сказал он. Так просто, всего два слова, и я-то знал, что это не имеет никакого отношения к тем абсурдным обвинениям, которые я перечислил.
Глаза мои закрывались, сон подкрадывался, как воришка, норовя наброситься из-за угла и украсть те несколько часов, что мы могли бы быть вместе, но я сумел еще пробормотать:
- Дурак ты, Баш… - и почувствовать, не увидеть его улыбку.
"Пожалуй, - подумал я, соскальзывая в дремоту, - Императору придется подождать своего Судью хотя бы пару дней".

@темы: 2010, Final Fantasy XII, PG-13, слэш, фесты и мероприятия

URL
   

Здесь Геродота путают с Геростратом

главная